13, 14 октября в 20:00
Малая сцена
Маниозис
Опера
Режиссер и композитор
Либретто
Андрей Ирышков
Музыкальный руководитель
Художник-постановщик
Художник по костюмам
Художник по свету
Линейный продюсер
Анастасия Щюрова
Помощник режиссера
Татьяна Хворостяная
2 часа с антрактом
Опера - ВЫБОР "ВЕДОМОСТЕЙ" за 2016 год
Кто оказал наибольшее влияние на культурную жизнь России в 2016 году – версия «Ведомостей»


 

Камерная опера Александра Белоусова – это музыкально-философское размышление на основе актуализированной идеи Бенедикта Спинозы о необходимом и добровольном единении людей на основе разума и всеобщей пользы.


«Всего полезнее для людей – соединиться друг с другом в своем образе жизни и вступить в такие связи, которые удобнее всего могли бы сделать из всех одного, и вообще людям всего полезнее делать то, что способствует укреплению дружбы». (Спиноза. Этика, изложенная геометрическим способом. 1677 г.).


В названии соединены слова mania и gnosis – «мания» и «познание». Либретто двухактной оперы построено таким образом, что через «матрешечную» историю писателя, из-под воли которого ускользает выдуманный им герой-протагонист, реализована идея познания через манию, какой бы она ни была.


В первом акте романтично настроенный писатель-дебютант придумывает героя, но оказывается, что герой жил и до того, как его придумали. Герой начинает действовать наперекор замыслу автора, совершая поступки, соответствующие той или иной степени «маниозности» (сексуальной, гедонистической, шизофреничной и «мессианской»). В эротическом пылу он душит девушку, доставщицу пиццы, у себя в шкафу обнаруживает связанного по рукам и ногам драгдилера, пытает его (уже во втором акте), мстя за смерть от передозировки старшей сестры, в конце концов наносит увечье самому себе; дилер, видя это, умирает от перенапряжения. Финал делает всех едиными точно по Спинозе: разделяющие нас тела на самом деле не разделяют нас. Причиняя боль себе, ты причиняешь ее другому.


Опера «Маниозис» отсылает к жанру Drama per musica, то есть к истокам оперы как таковой, не знавшей еще доминирования музыки. В музыкальной ткани есть аллюзии на вокальную полифоничную музыку Ренессанса (подобную многоголосиям Джованни Палестрина) и романтический язык Вагнера. Фоном для первого, романтично-наивного, акта служат звук стиральной машины, являющийся оркестром для происходящего, а также – звуки, извлекаемые из металлической бочки и стального саркофага. Во втором акте, начинающемся с отпевания юности писателя, на фоне кристально-прозрачного фортепиано происходит смешение основного – немецкого русского и латыни, в которое постепенно вторгаются чужеродные фонемы, «опыляющие» вокальные партии. Так тексты становятся музыкой.


Черно-серое функциональное пространство сумрачного склада, придуманное художником Степаном Лукьяновым, превращается в пейзаж на фоне звездного неба. А костюмы-трешдримсы обеспокоенного сознания (художник Анастасия Нефедова) оттачивают игру с формой и содержанием.


Московский дебют композитора Александра Белоусова вписан в общую стратегию Электротеатра Станиславский, становящегося плацдармом для экспериментов в области новой академической и электронной музыки, а также – апробации новых форматов оперных спектаклей.


Стоимость билетов: от 1000 до 3000 руб.


18+

Действующие лица

Диотима – Светлана Мамрешева / Алёна Парфенова
Протагонист – Алексей Коханов
Автор – Сергей Малинин
Концертмейстер-перкуссионистКирилл Широков
ДрагдилерВладимир Горлинский

Текст от музыкального руководителя Электротеатра Станиславский
«Александр Белоусов – композитор, уверенно и настойчиво культивирующий свое особое пространство в сегодняшнем музыкальном ландшафте. Он обладает очень своеобразным ощущением музыкального времени –некоторые его проекты по-настоящему циклопического размаха, многочасовые погружения в сложноустроенные звуковые миры. Несмотря на такую масштабность, Александр Белоусов умеет облекать это время в очень живые и дышащие формы. С интересом и нетерпением жду появления его камерной оперы – в этом жанре специфика творчества может обрести особо острое выражение».

Дмитрий Курляндский, композитор, музыкальный руководитель Электротеатра Станиславский.
Маниозис
«Александр Белоусов написал и поставил в Электротеатре «Станиславский» оперу «Маниозис»
Ведомости
16 октября 2016
Автор: Петр Поспелов

Спектакль Белоусова – одна из первых премьер на только что открывшейся Малой сцене Электротеатра «Станиславский», он без проблем вписывается и в эстетику театра в целом, и в мегапроект Бориса Юхананова «Золотой осел», частью которого является, и в афишу фестиваля-школы современного искусства Territoriя, и во все текущие передовые тренды театра последних десятилетий.
Здесь есть и авторские ремарки, читаемые вслух (либретто написал Андрей Ирышков), и вкрапления философского текста (сквозь спектакль тянутся аксиомы и теоремы из «Этики» Бенедикта Спинозы), и согласные, пропеваемые на равных правах с гласными (вспоминаются показанные здесь же «Сверлийцы», часть вторая, Бориса Филановского), и стиральная машина в качестве аккомпанирующего музыкального инструмента, и подзвученный через микрофон железный котел, по которому скребут смычками и железками (привет Хайнеру Геббельсу). А псевдобарочные одеяния (художник по костюмам Анастасия Нефедова) соседствуют с пластиковой тарой со склада. Здесь актеры играют не друг на друга, а в зал, как принято в постдраматическом театре. Их профессиональные специализации тоже более чем типичны для современной сцены: в ансамбль входят актриса (Светлана Мамрешева), певец (Сергей Малинин), певец-перформер (Алексей Коханов), пианист-манекенщик (Кирилл Широков) и дирижер-драгдилер (Владимир Горлинский) – последние двое в жизни композиторы. Никаких зазоров между ними нет: универсализм в навыках – ныне обязательная составляющая любой театральной профессии. Менее обязателен в такой поэтике нарратив, а он все-таки есть, хоть и минимальный: в первом акте сюжетная часть сводится к тому, что герой, нейтрально называемый Протагонистом, дожидается разносчицу пиццы, а за его спиной ходит бумажный месяц. Когда разносчица приходит, Протагонист насилует ее и душит. Натурализма нет: сцена с летальным исходом решена условно-пластически (хореограф Альберт Альбертс). По завершении расправы на сцене остается коробка из-под пиццы с логотипом фирмы Spinozza. Во всем случившемся виновата пицца, и ее шлют в жопу. Во втором акте тот же суровый Протагонист держит пойманного драгдилера привязанным к стулу и с заклеенным ртом – тот мычит и ругается сквозь налипуху, и нетрудно догадаться, какими именно словами, но при этом дирижирует на 6/4. Перед зрителем выкладываются красивые, как в ресторане, орудия пытки. Но жестокой сцены не следует: выясняется, что это не тот драгдилер, и пытать его бессмысленно. Тем временем сценограф Степан Лукьянов спускает с колосников полную луну, и выходит, что прошел целый месяц. Все это время зритель гадает, кто такой еще один мужчина, постоянно присутствующий на сцене. Из программки (а не из происходящего) выясняется, что это неудачливый писатель, а Протагонист – его герой, вышедший из-под контроля и оказавшийся маньяком. Из той же программки можно узнать, что погибшая девушка – это Диотима, героиня Платона, которого вместе читали Спиноза и Белоусов. Этим и подобным построениям достает ума и вкуса, но главное все же не они, а то чувство ритма и меры, которого постановщик-композитор достигает в спектакле. Музыка Белоусова, выпускника Киевской консерватории, напоминает пустой графический лист, на который в редких местах нанесены короткие линии. Так, тишину, когда умолкают стиральная машина и кофеварка, прочерчивают лаконичные вокальные фразы, пропеваемые вполголоса, как в «Пеллеасе» Дебюсси, только звучат они на немецком языке, что автоматически увязывает образы с самыми разными объектами немецкой культуры. Композитор апеллирует к ранней опере, где выразительность текста еще не была поглощена музыкой. Русский перевод, произносимый прозой, виртуозно вписывается в партитуру: пение и речь в ансамблях не контрастируют, но образуют деликатную полифонию. Вертикаль возникает изредка, когда активизируется редкий рояль, но и она не разрушает целого. В сюжете с убийством экспрессия оказалась спектаклю не нужна: взамен композитор-режиссер осторожно выстроил из многих элементов, звуковых и зрительных, чаще всего далеких от оригинальности, гармоничную форму со звучащей архитектоникой. В одном лишь он картинно отступил от норм современного театра, обрамив спектакль открытием и закрытием занавеса. В начале каждого акта из-за кулис появляется сумрачный человек, который пристегивает полу занавеса к стене. Эту роль Белоусов отвел самому себе. http://www.vedomosti.ru/lifestyle/articles/2016/10/16/661139-belousov-elektroteatre-maniozis
Читать
Опера «Маниозис» попала в список героев 2016 года в области культуры по версии газеты «Ведомости».
Опера Александра Белоусова, одновременно композитора и режиссера, поставленная им самим в электротеатре «Станиславский», – удачный пример соединения ресурсов музыкального и драматического театра
29.12.2016