18 июля 2017 года
Театральный двор
Открытие Театрального двора
Вход по пригласительным


Театральный двор – новое пространство Электротеатра Станиславский, open-air площадка для проведения концертов, фестивалей, выставок, лекций, мастер-классов, кинопоказов. Двор завершает комплекс Электротеатра Станиславский, который состоит из Основной и Малой сцен, фойе, гардероба и лестницы, где тоже происходят события; расширяет границы и устремляется в открытое пространство улицы. Редкая для российского театра возможность иметь сезонную площадку появится теперь и в Москве. Проект Двора принадлежит архитектурному бюро Wowhaus, обустроившему основное здание театра.

Первой премьерой Театрального двора станет опера «Галилео. Опера для скрипки и ученого» в постановке художественного руководителя Электротеатра Станиславский Бориса Юхананова.
«Галилео. Опера для скрипки и ученого» – совместный проект Электротеатра Станиславский и Политехнического музея. Партитура, состоящая из пяти частей, посвященных разным аспектам деятельности легендарного ученого Галилея, написана пятью композиторами: Сергеем Невским, Кузьмой Бодровым, Дмитрием Курляндским, Кириллом Чернегиным, Павлом Кармановым. Автор идеи и ведущая солистка проекта – скрипачка Елена Ревич. Продюсер проекта и соавтор текста – директор образовательных программ Политехнического музея Иван Боганцев.


Итальянский ученый Галилео Галилей прожил половину своей жизни в борьбе за утверждение гелиоцентризма – то есть устройства вселенной с центром в виде Солнца и вращающейся вокруг него Земли. Роль ученого исполняет знаменитый российский математик и физик Григорий Амосов.


Режиссер — Борис Юхананов

Оркестр Questa Musica

Ведущая солистка — заслуженная артистка РФ Елена Ревич (скрипка)

Дирижер — Филипп Чижевский

Ученый — Григорий Амосов

Художник-постановщик — Степан Лукьянов

Художник по костюмам — Анастасия Нефёдова


16+

Сергей Невский. Конфликт
«Всю свою жизнь я был искренним и честным католиком. Я регулярно посещал церковь, дружил с кардиналами; более того, был хорошо знаком с папой Урбаном VIII; обе мои дочери стали католическими монахинями. Мне не в чем себя упрекнуть перед Богом. Но, будучи честным католиком, я хотел быть и честным ученым. И удостоверившись, что Коперник был прав и что Земля действительно вертится вокруг Солнца, я уже не мог пойти на попятную».
Кузьма Бодров. Телескоп
«Можно ли передать словами, что чувствует человек, впервые оставшийся наедине со Вселенной? Что чувствует ученый, совершающий величайшие научные открытия без всякого видимого усилия, одним только взором? Ученый, чьи догадки об устройстве мира — коперниканском устройстве мира, в которое пока не верит никто из его современников! — неизбежно подтверждаются, куда бы он не посмотрел — на Луну, на планеты и звезды, на Солнце или Млечный путь? Следующие ночи были одними из самых волнительных в истории современной науки и конечно — в моей собственной».
Дмитрий Курляндский. Механика
«Если бы мышление можно было уподобить переноске тяжестей, где несколько лошадей перевозят больше мешков с зерном, чем одна, то мне пришлось бы согласиться с тем, что несколько мыслителей могут достичь большего, чем один; но мышление надлежит сравнивать с бегом, а не с переноской тяжести, и один арабский скакун намного опередит сотню вьючных лошадей».
Кирилл Чернегин. Заблуждения
«Стоит ли удивляться, что всю свою жизнь я не доверял никому, кроме самого себя, мало читал и все — кроме своего собственного опыта! — подвергал сомнению? «Примета времени», да, но насколько же более могущественной станет наука всего через несколько десятков лет, когда ученые, объединившись в академии, научатся лучше слышать друг друга. А пока, каждый был сам за себя, у каждого были свои победы и свои поражения».
Павел Карманов. Гелиоцентризм
«Я умру один, практически ослепший, окруженный несколькими учениками. Но в этом же году, за тысячу километров от Флоренции, в английском графстве Линкольншир, родится маленький мальчик, которого назовут в честь недавно умершего отца — Исааком. И этот мальчик поверит мне, и, поверив, сумеет объяснить практически все природные явления с немыслимой до этого точностью. «И если я видел чуть дальше, чем мои предшественники» — напишет Ньютон в письме Гуку в 1676 году — «то только потому, что я был карликом, стоящим на плечах гигантов». Одним из таких гигантов был я — итальянский ученый Галилео Галилей».
Остров на Тверской
23 июля, 2017
Российская газета
Алена Карась


Одно из самый ярких событий московского театрального лета - разумеется, вслед за Чеховским фестивалем - открытие Театрального двора, завершившего архитектурный ансамбль Электротеатра Станиславский. Москва приобрела новое и пока ни на что не похожее пространство - летний фестивальный театр в самом центре города, на Тверской улице, при том - закрытое со всех сторон и почти непроницаемое для шума мегаполиса.


Новая площадка, open-air, расположенная во внутреннем дворе театра, между основной и малой сценой, превращает весь ансамбль Электротеатра в целый театральный остров, дает возможность проводить фестивали, кинопоказы, концерты, выставки, лекции в течение всего теплого сезона. Проект Двора был разработан архитектурным бюро Wowhaus, которое занималось преображением основного здания Электротеатра. Для тех москвичей и гостей столицы, которые помнят здание Московского драматического театра им. Станиславского, преображение предстает поистине волшебным.


Не случайно на пресс-конференции, приуроченной к этому событию, художественный руководитель театра Борис Юхананов вспомнил такой же июльский день четыре года назад, когда он впервые вошел в это пространство: "Я часто заходил в этот театра в юности, но то, во что это превратилось, меня реально ужаснуло. Театр жил в режиме оскорбления. Когда мы встретились с архитекторами, мы отправились в очень рискованное путешествие: театр мог не пережить большую реконструкцию. Благодаря меценату театра Сергею Адоньеву и всей нашей команде, мы смогли завершить огромный проект, который казался неподъемным. Мы набрали огромную скорость, которая необходима сегодня городу и художникам. Здесь перед вами - малый московский Авиньон".


Архитектор Олег Шапиро утверждает, что Двор - это уникальное явление не только в Москве, но и в мировом пространстве.


Новая площадка превращает весь ансамбль Электротеатра в целый театральный остров.


18 июля в день открытия Двора была представлена Опера для скрипки и ученого Galileo. Ее инициатор, автор идеи и солистка - заслуженная артистка РФ Елена Ревич. Ей когда-то показалось интересным рассказать с помощью музыки о Галилее и его борьбе за утверждение гелиоцентризма. С этой идеей вполне согласился продюсер проекта и один из авторов текста директор образовательных программ Политехнического музея Иван Боганцев. Другой автор текста - российский физик и математик Григорий Амосов выступил в качестве исполнителя роли Галилея, отцу которого, кстати, приписывают создание самой формы оперы. Художники Степан Лукьянов и Анастасия Нефедова, дирижер Филипп Чижевский и оркестр Questa Musica помогли родиться необычной форме лекции-оперы, состоящего из монологов Галилея и пяти музыкальных частей, сочиненных композиторами Сергеем Невским, Кузьмой Бодровым, Павлом Кармановым, Кириллом Чернегиным и музыкальным руководителем Элетротеатра Дмитрием Курляндским. Когда в московском небе зажигались звезды, во Дворе им отвечала светящаяся композиция небесных сфер, в центре которой стояли ученый, скрипачка и дирижер.


Огромная интенсивность работы Электротеатра нынешним летом была также подтверждена премьерой оперы "Октавия. Трепанация" Бориса Юхананова и Дмитрия Курляндского на 70-м, юбилейном, Holland Festival в Амстердаме, уникального для российского театра примера копродукции с фестивалем класса "А", ставшим заказчиком спектакля. Премьера оперы, в которой Ленин и Нерон сливаются в один персонаж, вызвала большой резонанс в европейской прессе.


В новом сезоне театр обещает спектакли "Визит старой дамы" Олега Хайбуллина, "Волшебную гору" Константина Богомолова, работы композитора Владимира Раннева и студентов МИР-5, новой мастерской Бориса Юхананова.

Борис Юхананов: "Электротеатр набрал ту интенсивность, которая необходима времени, городу и художникам"
19 июля, 2017
Независимая газета
Елизавета Авдошина


Электротеатр Станиславский завершает сезон открытием третьего «звена» глобального архитектурного комплекса на Тверской. Его появление Борис Юхананов закладывал еще тот в проект, с которым претендовал на пост худрука Драматического театра имени Станиславского четыре года назад. Задачей было не только провести художественный ребрендинг театра, но и создать творческий кластер, особое городское пространство в центре столицы, которое не ограничивалось бы театральной сценой и зрительным залом, а стало бы разноплановым и разнокалиберным – по жанрам, локациям и прочим параметрам. Так что театр, можно сказать, последовательно воплощает свою стратегию.


Театральный двор, соединивший основное здание и Малую сцену театра (в середине прошлого века на ее месте располагался декорационный сарай, в котором некоторые артисты после войны даже жили, о чем рассказывал Владимир Коренев – корифей труппы Драмтеатра Станиславского, – теперь open-air, площадка с оборудованной сценой и летней верандой. Первым событием театрального двора стала итоговая премьера сезона Электротеатра – опера для скрипки и ученого «Галилео». Ее постановку осуществил сам Юхананов на музыку пяти современных композиторов. В планах Электротеатра проводить во дворе концерты, фестивали, выставки, лекции, мастер-классы, кинопоказы. Сейчас вход осуществляется через главное фойе, так что прямо с улицы во двор не попасть, но в перспективе сюда можно будет прийти не только на мероприятия театра, но и свободно провести время. А в самых смелых мечтах для защиты от непогоды театр планирует стеклянный купол, который покроет весь архитектурный ансамбль. Юхананов новое место уже называет малым московским Авиньоном.


На подведении итогов сезона худрук вспомнил и мрачные времена: «Я часто заходил в этот театр, когда был маленьким мальчиком. Здесь работали сначала актерами, а потом вахтерами мои друзья. Но то, во что театр превратился к моменту моего вхождения, меня реально ужаснуло. Пахло котлетами. Грязь, бедные актеры. Внизу, где сейчас у нас фойе, был гардероб, где вешалок было меньше, чем мест в зрительном зале. А вокруг бушевали плохо понимающие, где они находятся, рестораны. Все это было ужасно. Актеры ходили как бледные тени, испуганные временем и безнадежностью жизни. Театр жил в постоянном напряжении, в ситуации тотального оскорбления и не знал, как выйти из-под этого чудовищного режима. Мы понимали, что театр мог не пережить большой реконструкции, – просто развалиться, распасться. Весь проект ансамбля Электротеатра нам казался трудноподъемным. В итоге мы получили открытое гуманитарное пространство. Именно в этом сезоне мы набрали ту интенсивность, которая необходима времени, городу и художникам. Продолжаем оставаться театром, оказывающим внимание режиссерскому искусству. Но и приобрели особый интерес к оперно-музыкальному направлению, завещанному нам Константином Станиславским. Его неосуществленной мечтой было в этом месте Москвы создать оперно-драматической студию».


Архитектор Олег Шапиро, разработавший c командой новый облик особняка на Тверской, заметил, что проблема была не только в том, что театр к моменту начала реконструкции разваливался, но и в том, что являлся бывшим кинотеатром. «Театральный двор – уникальное место еще и потому, что мало где есть две сцены плюс большое количество репетиционных залов, которые тоже можно сделать событием. Сегодня двор – вообще популярное место: свои дворы открыла Третьяковка, Музей современного искусства в Москве, Музей Виктории и Альберта в Лондоне. И такое необязательное место, казалось бы, вдруг становится центром силы всего комплекса. Двор снимает ограничения и превращается в мультикультурное пространство». Электротеатр сегодня располагает шестью репетиционными залами и отдельной репбазой на «Белорусской», ее в ближайшие сезоны театр тоже хочет запустить как сценплощадку: «Там потрясающая фабричная готика, мы привели здание в порядок, сохранив его постиндустриальный стиль. Нам пока не удается добиться того, чтобы мы могли продавать билеты, можем пока только репетировать. Но к концу следующего года будем открывать площадку для заинтересованных зрителей», – рассказал Борис Юхананов.


Названия спектаклей сезона 2017/18 худрук озвучил не полностью, но среди них уже есть особо ожидаемые, как, например, спектакль Константина Богомолова «Волшебная гора» по Томасу Манну. Также готовится опера Владимира Раннева «Проза».

«Станиславский» открывает новое пространство
18 июля, 2017
Театрал
Анна Тимина


Новая сценическая площадка, Театральный двор под открытым небом, предназначенная для концертов, фестивалей, выставок, лекций, мастер-классов и кинопоказов, открывается 18 июля в Электротеатре «Станиславский».


«Освоив пространства Основной и Малой сцен, а также фойе, гардероба и даже лестницы, театр расширяет свои границы и устремляется в открытое пространство улицы», – рассказали в пресс-службе, отметив, что новая площадка сможет одновременно принять около 150 зрителей.


Первым событием Театрального двора станет спектакль «Галилео. Опера для скрипки и ученого» в постановке художественного руководителя театра Бориса Юхананова. «Галилео» – совместный проект Электротеатра Станиславский и Политехнического музея.


Постановка посвящена итальянскому ученому Галилею, который боролся за утверждение гелиоцентризма. Его роль исполняет знаменитый российский физик Григорий Амосов. Партитура, состоящая из пяти частей, освящающих разные аспекты деятельности Галилея, написана пятью композиторами: Сергеем Невским, Кузьмой Бодровым, Дмитрием Курляндским, Кириллом Чернегиным и Павлом Кармановым.