12, 13, 14 января, начало в 19:00
Основная сцена
ТАРТЮФ
Жан-Батист Мольер. Перевод Михаила Донского
Режиссер-постановщик и художник-постановщик
Художник по костюмам
Галя Солодовникова
Художник по свету
Режиссер видео
Анастасия Тизяева
Хореограф
Анна Абалихина
Саунд
Дмитрий Вихорнов
Сценическая версия
3 часа 30 минут с одним антрактом
Премьера состоялась 10 ноября 2016 года


Великая комедия Мольера, -- один из ключевых текстов мирового театра, пьеса с грандиозной сценической историей и бурной предысторией, включающей в себя скандал и двукратный запрет. Автор не только описал хрестоматийную битву разума с ханжеством и двуличием, но и создал персонажа, имя которого стало нарицательным, превратилось в символ лицемерия, отделилось от пьесы. Ни лицемерие, ни ханжество за прошедшие 350 лет не устарели – и даже не слишком изменили свою внешность. Но, хотя сам Мольер говорил, что «величайшее из правил – нравиться публике», а в предисловиях к советским изданиям его пьес говорилось о «народности» и простом, веселом «галльском» характере этой драматургии, -- нет ничего более сложного, чем мольеровская простота, заново увиденная в контексте сегодняшней жизни.


Филипп Григорьян (это его первая работа в Электротеатре Станиславский) берет перевод Михаила Донского и приглашает в качестве драматурга-консультанта Ольгу Федянину – и мольеровские «кристаллы», ежеминутно поворачивающие ситуацию и, по сути, режиссирующие пьесу изнутри, обретают сегодняшний ритм и синтаксис. Актерам взамен скольжения по удобным стихам приходится разговаривать «документально». Хореограф Анна Абалихина предлагает им видеть реальное пространство вокруг – не абстрактность сцены, а длительность своих перемещений, свое физическое присутствие в этих стенах и на этих подмостках. Абсурдность, болезненность ситуации, казалось бы, очевидная для посторонних, должна быть достоверной, а не фантастической.


Тартюф в спектакле Филиппа Григорьяна – не пошлый дурак, как писал Белинский, а вселенское зло, не скрывающее своей смертоносной, вампирической природы, Оргон (Юрий Дуванов) – не комический урод, как сказано в предисловии к пьесе 1954 года, а хороший человек, глубоко и безнадежно зараженный вирусом страха. Сцена раздваивается для зрителей, персонажи сюрреалистически умножаются – темы и сюжеты Мольера путешествуют во времени и пространстве. Но каким бы фантастическим ни было это путешествие – монструозность зла, себя не помнящего, и чудесная способность приличных и порядочных людей к самообману – все это в спектакле Филиппа Григорьяна носит абсолютно подлинный характер. Именно так и бывает на самом деле.


18+

Трейлер
Филипп Григорьян – режиссер, художник

Окончил Театральное училище им. Б. Щукина; был принят в труппу Театра им. Е. Вахтангова, но в 2001 году оставил актерскую профессию и стал заниматься созданием мультижанровых проектов.


Режиссер и художник спектаклей: «Новый год» на музыку The Net (Актовый зал, 2006), «Третья смена» по пьесе Павла Пряжко (Театр им. Йозефа Бойса, 2008), «Чукчи» по пьесе Павла Пряжко (Пермская «Сцена-Молот», 2009), «Полнолуние» (продюсерский проект фестиваля ТERRITORIЯ, 2011, лауреат премии «Золотая Маска»-2013 в номинации «Эксперимент»), «Горе от ума» (Пермский академический Театр-Театр, 2011), опера «Medeamaterial» (Театр оперы и балета им. Чайковского, Пермь 2012), «Женитьба» (Театр Наций, 2015) и др. В Электротеатре Станиславский участвовал в проекте «Чайка» в качестве актера.

Галя Солодовникова – художник по костюмам, сценограф, дизайнер.

Окончила МГТУ им. А.Н. Косыгина (специальность «художественное проектирование костюма»); магистратуру лондонского Колледжа искусств и дизайна Св. Мартина (специальность «сценография»). С 2008 преподает в Британской высшей школе дизайна (Москва). Работала над спектаклями Кирилла Серебренникова, Юрия Квятковского, Филиппа Григорьяна и других современных российских режиссеров.

Анна Абалихина – хореограф-постановщик, перформер.

Закончила Московский хореографический лицей и Rotterdam`s Dance Academy (Нидерланды).
Лауреат премии «Золотая Маска»-2015 в номинации «современный танец/спектакль» за танцевальный перформанс «Экспонат/Пробуждение» (Новая сцена Александринского театра, Санкт-Петербург).
Участник международных фестивалей и конференций, резидент American Dance Festival.


В своих междисциплинарных проектах исследует синтез танца и медиа технологий, интерактивное видео и звук. Сотрудничает с композиторами, видео художниками, программистами и инженерами.

Ведет преподавательскую деятельность. В качестве приглашенного хореографа активно сотрудничает с драматическими и оперными театрами. Была куратором направления «Танец» проекта «Платформа» (Москва). В 2014 году вошла в состав жюри музыкального театра Национальной театральной премии «Золотая Маска». Куратор телепроекта «Большой Балет», телеканал «Культура».

Дмитрий Вихорнов – музыкант, композитор.
Автор музыки к спектаклю «Второе видение» Максима Диденко и студентов курса Дмитрия Брусникина (Школа-студия МХАТ, Боярские палаты, 2014). Совместно с Валерием Васюковым и Дмитрием Гариным работал над саунд-дизайном спектакля Филиппа Григорьяна «Женитьба» (Театр Наций, 2015). Как актер участвовал в музыкальном короткометражном фильме «Соси банан» независимой группы «СВОИ2000» (режиссер Марина Потапова, 2002). В прошлом – участник группы Pork Roll.
Ольга Федянина – драматург проекта.

Театральный критик, переводчик, драматург. Окончила театроведческий факультет ГИТИСа им. А.В. Луначарского. Как автор и редактор сотрудничала и сотрудничает со многими издательствами, газетами и журналами (издательство театральной литературы АРТ, «Театр», «Театральная жизнь», «Труд», «КоммерсантЪ»). Автор инсценировки «Процесс» по роману Ф. Кафки в театре «Красный факел» (Новосибирск). Автор нескольких сценических переводов и адаптаций. Драматург проекта-променада «Шекспир. Лабиринт» в Театре Наций.

Ольга Федянина:

«История о том, как лицемер чуть было не уничтожил облагодетельствовавшее его семейство, в пьесе Мольера выписана шаг за шагом и ход за ходом, как шахматная партия. И чем рациональнее разыгрывается эта партия, тем больше в ней обнаруживается нелепого. Принято считать, что «Тартюф» разоблачает лицемерие, но это совершенно точно не было единственной – или даже главной – заботой автора. Лицемерие в этой пьесе не нуждается в таком уж настоятельном разоблачении, хотя бы потому, что оно совершенно не скрывается. У Оргона, возможно, есть причины заблуждаться в отношении истинных целей Тартюфа, но у партера таких причин нет, – а адресатом пьесы все же является зрительный зал, а не персонажи. Мольера интересует не лицемерие как таковое, а секрет успеха лицемера. Вопрос, который автор оставил открытым для всех последующих театров, исполнителей и режиссеров – это вопрос «почему?» Почему почтенный господин Оргон готов принять проходимца за святого? Почему ему проще поверить в порочность всех своих домочадцев, которые его нежно любят, чем признать, что проходимец уже принес в дом раздор, а скоро принесет и гибель? Почему его жена почти соглашается на измену, ради того, чтобы доказать мужу свою верность? Почему люди верят в то, во что поверить невозможно? Все эти «почему» переходят по наследству от театра к театру, от интерпретации к интерпретации, от эпохи к эпохе: среди ответов есть и парадоксальные, и блистательные, и совсем простые – но нет и не может быть окончательных, потому что «времена меняются, и мы меняемся с ними» -- а значит, у одинаковых поступков в разные века будет разная подоплека.

Режиссер Филипп Григорьян, в свою очередь, решил даже не пытаться найти один-единственный ответ – он выстроил своего рода параллельные миры, в которых одни и те же люди, явления, предметы выглядят по-разному. А это значит, что зрители увидят за вечер не один спектакль, а два разных – или, если угодно, один с множественной перспективой. А персонажи, в свою очередь, совершат несколько путешествий во времени и пространстве».

ТАРТЮФ ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА

Петербургский театральный журнал.
Наталья Шаинян


Филипп Григорьян поставил спектакль о совершенной безнадежности. Тартюф, изменчивый, как Протей, — такое же свойство мира и человеческой природы, как прочие, он неотменим, его нельзя разоблачить: рядясь каждый раз в новый облик, он всегда на шаг впереди, а значит, нет и не может быть над ним победы. И побеждать его некому — ни слабому разумом и волею Оргону, ни домочадцам, никому извне. Виновны все, и жертвы — тоже все


Читать полностью:

В Электротеатре Станиславский дают премьеру "Тартюфа"

телеканал Культура. Новости.

Смотреть полностью:

Как «чудовище» Распутин императора Николая II «съел»

телеканал Дождь
Денис Катаев


Смотреть:

ТАРТЮФ С БОРОДОЙ

Театрал
Марина Шимадина

«Тартюф вполне мог бы стать героем нашего времени, времени всеобщего победившего «трампа». Образчик ханжества и лицемерного морализма, за которыми прячется стремление прибрать к рукам чужое имущество и заодно поиметь всех окружающих. Узнаваемый типаж, не правда ли? Но режиссер Филипп Григорьян разглядел в бессмертной комедии Мольера и другие, исторические параллели».

Читать полностью:

"Тартюфа" играют как историю семьи Николая Второго

Независимая газета
Елизавета Авдошина


В «Тартюфе» Филиппа Григорьяна дом Оргона превращается в резиденцию Романовых, а пригретый у царского двора святоша не кем иным, как Григорием Распутиным».

Читать полностью:

Две стороны Тартюфа

Российская газета
Зоя Апостольская


Тартюф по Григорьяну - хтоническое существо. Поэтому патлат, бородат и вылезает из-под земли в клубах дыма

Читать полностью:

Тартюф в венценосной семье

Известия.
Зоя Игумнова


Не ограничившись жанровыми неожиданностями, Григорьян решил поэкспериментировать со сценическим пространством.

Читать полностью:

Блоггер Вячеслава Шадронова о спектакле
Блоггер Татьяна Старостина о спектакле
Блоггер Дмитрий Лисин о спектакле
«Не человек, а раковая опухоль»
ФИЛИПП ГРИГОРЬЯН О «ТАРТЮФЕ» В ЭЛЕКТРОТЕАТРЕ «СТАНИСЛАВСКИЙ». «Тартюф — это хтонь, воплощенное зло. Мотивация его поступков не так уж важна — куда важнее то, кто, как и зачем распахнул двери для этого монстра». Colta.ru, Кристина Матвиенко
10.11.2016
Филипп Григорьян: «Люди нарушают правила, это делает их привлекательными»
Один из самых продвинутых режиссеров сегодня Филипп Григорьян представил свою первую премьеру в модном Электротеатре Станиславский — «Тартюф». О подробностях авангардной постановки его расспросил Денис Катаев. РБК СТИЛЬ
11.11.2016