18, 19, 20 января, начало в 19:00
Основная сцена
Визит дамы
ПРЕМЬЕРА
Автор
Фридрих Дюрренматт
Перевод с немецкого
Николай Оттен и Людмила Черная
Режиссер-постановщик
Художник-постановщик
Художник по костюмам
Хореограф
Александр Андрияшкин
Художник по свету
Художник по видео
4 часа с двумя антрактами


Премьера состоялась 2 ноября 2017 года


История мести богатой дамы, которая спустя много лет возвращается в родной Гюллен, чтобы наказать тех, кто ее предал, написана швейцарским драматургом Фридрихом Дюрренматтом в 1956 году – как критика уклада послевоенного, так и не поправившегося мира..

В спектакле Олега Добровольского этот сюжет обретает черты новой мифологии: что такое трансгуманизм и можно ли остановить зло, если его механизм запущен очень давно? Современная Клара Цаханассьян – это тюнингованная машина смерти, триеровская Грейс из «Догвилля» и постаревшая Гретхен из «Фауста» Гете одновременно. Главный герой спектакля, Альфред Илл, стоит перед выбором: признав вину, уничтожить себя или потерять все, но измениться.


Стоимость билетов: от 1000 до 5000 руб.


16+

В ролях


Клара Цаханассьян: Тамара Сагайдак/Алла Казакова
Альфред Илл: Александр Милосердов
Жена Альфреда Илла: Ирина Коренева
Сын: Евгений Капустин
Дочь: Анна Даукаева
Бургомистр: Андрей Емельянов
Священник: Павел Кравец
Учитель: Александр Пантелеев
Полицейский: Фёдор Борисенко
Врач: Алена Федорова/Вера Кузнецова
Художник: Михаил Соколов/Егор Пежемский
Тоби: Дмитрий Микиртумов
Роби: Павел Меликов
Дворецкий: Александр Синюков
Черный барс: Андрей Анисимов/Виктор Выборнов
7-8-9 муж Клары: Антон Торсуков
Дочь Клары: Юлия Абдель Фаттах
Первый житель: Антон Капанин
Второй житель: Антон Лапенко
Первая женщина: Анастасия Фурса
Вторая женщина: Дарья Колпикова
Телеведущий: Владимир Долматовский
Телеоператор: Андрей Анисимов
Коби: Георгий Грищенков
Лоби: Дмитрий Мягкий
Музыкант: Леонид Именных

Визит дамы. Трейлер
Месть – это блюдо, которое покупается
15 ноября 2017
Cветлана Годунова
Eclectic-magazine.ru


Любовь – прекрасное чувство, которое, к сожалению, имеет свойство оборачиваться в ненависть. А если мы говорим о женской ненависти, которая теплится в душе уже не первый год, вероятность того, что причина этому отвергнутая любовь очень велика. Так и главная героиня пьесы Фридриха Дюрренматта не смогла забыть о наболевшем, и решила вершить правосудие дел былых времён. Премьера спектакля «Визит дамы» состоялась 2 ноября. Режиссёр-постановщик Олег Добровольский сидел вместе со зрителями в зале и наблюдал за происходящим на сцене Электротеатра Станиславский. Задействовано около тридцати актёров. Образ одного героя дополнял другого, и вместе им удалось создать и передать атмосферу города « где ночевал Гёте».


Гюллен – небольшой бедный городок в центральной Европе где-то на путях «Венеция-Стокгольм» . Жители ждут свою спасительницу, миллиардершу Клару Цаханассьян, надеясь, что она вытащит их из нищеты поскольку это её родной город. Но у богатой дамы свой интерес вернуться в Гюллен: месть. Месть тем, кто смеялся ей вслед, когда она, молодой брюхатой девушкой, садилась в гамбургский поезд. Клару Цаханассьян сыграла Алла Казакова. Её эпатажный образ в спектакле можно сравнить со стилем американской певицы и актрисы Леди Гаги. Модные и немного сумасшедшие фасоны: красное платье с юбкой из перьев, траурный костюм с белыми волонами на манжете, плащ-пончо цвета мха — шокировали зрителей и одновременно притягивали взгляды. Прекрасная игра Аллы с нотками «антитезы». Жестокая расчетливая Цаханассьян, но при этом нежная Клерхен, помнящая все прекрасные моменты прошлого. Настоящая женщина, однако, с искусственными органами тела. Современная Клара Цаханассьян – это тюнингованная машина смерти, триеровская Грейс из «Догвилля» и постаревшая Гретхен из «Фауста» Гете одновременно. Все эти противоборствующие качества на протяжении 3-х часов уживались в одной обиженной женщине и желали смерти своей первой любви — Альфреду Иллу (актёр Александр Милосердов). Ошалевший мужчина, которого начинает преследовать паранойя. Что выбрать: признать вину и уничтожить себя или потерять все, но измениться? У главного персонажа давно своя семья, и Клару он помнит. Но в основном по местам, где молодыми они развлекались. И спустя 30 лет Альфред Илл не мог подумать, что его бывшей любовнице придёт в голову предложить миллиард за его смерть.


Хорошая пьеса – интересная постановка. Лаконичность сценографии: нагромождений на сцене нет. Вместо красочных декораций – белые геометрические фигуры, напоминающие дома и предметы мебели. Бесцветность – изображение бедности Гюллена. Постепенно, как город богатеет и расцветает, световые эффекты украшают его, окрашивая в яркие цвета. Сюжет спектакля близок к классической постановке, но имеются определённые веяния современности. В сцене встречи Клары на вокзале вместо нарисованного плаката режиссёр использует бегущую электронную строку, а когда её поздравляют с очередной помолвкой, то вместо важных персон 50-60-х годов перед нами предстают Дональд Трамп и Ким Чен Ын. Очень неожиданная концовка, о которой я не могу отозваться как положительно, так и отрицательно. Она скорее обескураживает. Ты выходишь из зала и в твоей голове мелькают мысли: « что это было? как? почему именно так»? На мой взгляд, философия трансгуманизма была интересна применена в симбиозе с классической пьесой, но, думаю, можно было обойтись и без неё. Тогда бы трагифарс остался трагифарсом, и мы смогли бы сказать, что месть можно купить. Но, благодаря концепциям современной философии в спектакле, этот вопрос остаётся открытым, и пьеса покрывается некой загадочностью, предоставляя зрителю возможность выбрать одну из двух концовок самому.

На хромой ноге
8 ноября 2017
Виктор Вилисов
Daily Storm


В Электротеатре Станиславский перепутали Гюллен с Тобольском


Что произошло: Олег Добровольский, актер, ученик Бориса Юхананова, дебютировал в качестве режиссера на большой сцене Электротеатра с трехчасовым спектаклем «Визит дамы» по одноименной пьесе Фридриха Дюрренматта 1956 года. Спектакль, пользуясь формулировкой одного информационного агентства, «многонаселенный» — в нем занято 29 актеров. Все до одного не жалеют себя и играют на разрыв аорты, или что там у российских актеров обычно разрывается. Впрочем, об этом ниже.


Поствоенная пьеса швейцарского писателя и драматурга Дюрренматта, по словам автора, не несет в себе никакой аллегорической нагрузки, персонажи ее — не притчевые марионетки, а живые люди, и вообще, он ставил себе цель изобразить жизнь, а не транспонировать для читателя ряд метафор. Главная героиня пьесы Клара Цаханассьян, — настаивает Дюрренматт, — не символизирует собой «ни справедливости, ни плана Маршалла и тем более Апокалипсиса». Но кого волнует, на чем там настаивал автор?! В англоязычной «Википедии», на странице, посвященной пьесе, в разделе «Темы», собрано целых десять подразделов: тут и женские права, и покупка правосудия, и проституция, и прощение, и чего только нет. Это все резонно: несмотря на утверждение автора, что пьеса — комедия, в тех мрачных мотивах, которые в тексте затрагиваются, невозможно не увидеть картин тяжелого состояния европейского послевоенного общества.


Что касается спектакля, то первым делом хочется броситься хвалить художников: их работа здесь, традиционно для Электротеатра, — почти выдающаяся: за костюмы отвечала Анастасия Нефёдова, художником-постановщиком выступил Степан Лукьянов, ответственный, например, за визуальную часть в «Сверлийцах» и за видео в «Синей птице» Бориса Юхананова. Костюмы в основном созданы с безразличием к приметам времени, изобретательностью и использованием нехарактерных для одежды материалов. У Нефёдовой получается делать такого рода костюмы, которые практически перекрывают перформера за ними, формируя почти постдраматическое о(т)странение, даже несмотря на очень спорный модус существования актеров в этом спектакле. Сцена представляет собой условный городской ландшафт, исчерпывающийся белыми, едва прозрачными зданиями в человеческий рост, выполненными без деталей, но с намеком на готику. В спектакле также работают видеохудожник Владислав Зиновьев и художник по свету Сергей Васильев, работа которого здесь вообще очень важна и способствует, в числе прочего, постепенному формальному расцветанию бедного города Гюллена от первого акта к третьему. Балкон, под которым обычно расположены зрительские места, в этот раз эффектно используется в качестве бельэтажа отеля, где селится главная героиня.

С визуальной частью разобрались: смотреть на все это дело три часа предельно приятно, и хотя выбранный стиль эстетической реальности и его адекватность оригинальному тексту вызывают вопросы, это вопросы несущественные. Значительно более серьезные претензии имеются к режиссерскому подходу, особенно в части работы с актерами. Но рассматривать это нужно издалека.


Немецкий режиссер Герберт Фритч, один из новых лидеров современного европейского театра, в 2013 году поставил спектакль «Физики» по одноименной пьесе Дюрренматта. Кто знаком с творческим методом Фритча, тот поймет сразу, кто незнаком — может посмотреть видеозапись спектакля онлайн. Тип театра, с которым Фритч работает, можно обозначить как истерически-перверсивный гротеск. Своей работой с актерами он вывел гиперболизированную театральную игру на совершенно новый уровень. Прибавьте к этому визуальную вселенную Фритча в кислотных тонах, — очевидно, что все это у него выходит экстатически смешно.


Другой пример: фильм «Догвилль» Ларса фон Триера. Параллели между его сценарием к этому фильму и пьесой «Визит старой дамы» давно не являются никаким открытием. Даже не читая пьесу и не видя спектакль, а зная один только синопсис, сразу вспоминаешь «Догвилль» — и там и там почти мистические зловещие отношения женщины «оттуда» с локальным сообществом маленького разоренного городка кончаются очень плохо. Другое дело, что у Триера идея реализована со звериной серьезностью, чего совсем нет в пьесе Дюрренматта.


В примечаниях к «Визиту старой дамы» в самом конце Дюрренматт пишет: «…эта комедия с трагическим концом должна быть смешной. Ничто не может так сильно повредить ей, как убийственная серьезность». В лучших традициях постдраматического сопротивления литературе и авторской интенции, кажется, что поставить эту пьесу по-триеровски серьезно, агрессивно и мрачно — пусть и в формальных красочных декорациях, — было бы одним из двух лучших решений. Вторым лучшим решением представляется предельное усиление абсурда и комического гротеска, заложенного в пьесе (это было бы максимально адекватным прочтением текста с поправкой на современные модели комического), — то есть постановка в духе Фритча. И, к сожалению, режиссер спектакля не воспользовался ни одной из этих возможностей.


Основной бедой спектакля Добровольского представляется модус существования актеров. Во-первых, они кричат почти по-райкински. В европейском сценическом решении этот, условно говоря, русский театр звучит предельно странно. Тот тип вокальной и актерской экспансивности, который применяют перформеры, вызывает чувство неловкости, так как он неуместен ни в контексте актуального театрального ландшафта, ни в реальности, к которой отсылает пьеса. Мультимиллиардерша (с чувством юмора! — как подчеркивает Дюрренматт), придумавшая коварный план мести, не может вести себя как советская актриса на гастролях за границей (здесь, правда, стоит отметить, что автор текста видел постановку только с одним составом актеров). В команде спектакля говорят, что после двух премьерных показов Борис Юхананов посоветовал Добровольскому и исполнителям убрать весь этот голосовой и пластический бурлеск и держать себя в узде, однако режиссер не увидел в этом необходимости.


Более того, с текстом пьесы тоже были проделаны довольно странные вещи. Вероятно, в ходе репетиций были придуманы разного рода актуализирующие шутки про криптовалюту и тому подобное, в некоторых сценах перформеры вытаскивают айфоны, а после того как Клара Цаханассьян по тексту «принимает предложение русских», на экране появляется Трамп, а затем Ким Чен Ын и кто-то еще из современных политических деятелей. Гэги и признаки времени в спектакле существуют на правах «врезанных сценок», никак особенно с текстом и эстетической реальностью не увязанных. Особого диссонанса это не вызывает, но отметить эту небрежность следует. Во втором действии у Дюрренматта жесткая структура реплик: Цаханассьян подает реплики сверху с балкона, ее фразы перемежаются с разговорами жителей города внизу. Такая словесная эстафета создает специальный тип напряжения. У Добровольского в спектакле эта структура не соблюдена — блоки реплик сверху и снизу укрупнены по объему, никак эту линию «верх-низ» не высвечивая. Наконец, на сайте Электротеатра пишут, что авторам показалось важным через главную героиню высказаться на тему трансгуманизма, так как в пьесе есть указание на наличие у Клары протезов. Стоит ли говорить, что весь трансгуманистический дискурс в спектакле ограничивается, собственно, упоминанием искусственных частей тела и органов?


Эстетическая реальность, созданная Степаном Лукьяновым, хороша сама по себе, но до сих пор не очень понятно, подходит ли она для этого текста. Если попытаться наложить фильтр на актеров и представить, что они играют в условной постдраматической парадигме, то может показаться, что они очень гармонично вплетаются в эту почти мультяшную неоновую вселенную. Пока, однако, этого не случилось. Не стоит думать, впрочем, что спектакль вышел неудачный. Проделана значительная работа, и потом — популярный текст, принесший Дюрренматту финансовую независимость, снова дошел до российской публики — все это важно. Стоит только подождать следующего блока показов спектакля — наверняка дополнительные репетиции все исправят.

Тут есть Трамп и Ким Чен Ын
6 ноября 2017 года
Наталия Парилова
Pluggedin.ru


«Визит дамы» (ориг. Визит старой дамы) — трагикомедия, написанная Фридрихом Дюрренматтом в 1956 году. Пьеса не раз ставилась на сценах театров России, начиная с 1965 года. В этом году Электротеатр Станиславский представил нам новое видение этого произведения.


Режиссёр Олег Добровольский, для которого этот спектакль стал дебютом в театре, столкнулся со сложной задачей: показать классическое произведение так, чтобы оно было понятным современному зрителю, интересным, увлекательным, чтобы нашло отголоски в душе как у тех, кто любит классику, так и у тех, кто любит современное искусство и необычные постановки.


Все действие происходит в захудалом городишке Гюллене в XX веке, куда приезжает бывшая жительница Клара Цаханассьян, а ныне мультимиллиардерша, на чьё состояние местные жители возлагают большие надежды. Феерично появившись на вокзале в откровенном наряде, в странном парике в сопровождении двух громил, пары фриков, барса в латексе и гроба, женщина производит пугающее впечатление. Клара — злобное создание, которое отравило свою душу, обвиняя всех вокруг в своих неудачах и копя злобу годами. Она заявляет, что даст городу денег, если кто-нибудь убьёт Илла, ее бывшего любовника, который и является (как считает Клара) главным виновником ее несчастной жизни. Жители поначалу отвергли предложение женщины, однако, изменили свой стиль жизни, стали жить «на широкую ногу», одежда со скромной меняется на модную, кислотно-яркую. Илл замечает это, становится более мрачным, нервным, переживает (не сильно верится в его душевные страдания). Зрителю часто показывают Клару: и злой, и как будто грустной. Ни в какую секунду спектакля главная героиня не вызывает ни капли сожаления. Она, как обиженный, но в то же время избалованный ребёнок, никого ни во что не ставит, приказывает, мерзко и надрывно кричит. Клара говорит, что любит Илла, однако очевидно, что это не так, она его даже не уважает, просто хочет, чтобы он был около ее ноги, как питомец — барс (в юности Клара называла Илла барсом, а потом, когда их отношения закончились, завела себе такого питомца).


Сцены в спектакле, которые, казалось бы, должны растрогать зрителей, не вызывают в душе абсолютно никаких отголосков, более того, на пятом часу в голове непроизвольно возникает вопрос «Когда же это кончится?» Неэмоционально, как будто еще сыровато, не веришь главным героям, они не проживают это на сцене, а именно играют. Зато радуют некоторые второстепенные персонажи. Например, 7-8-9 муж Клары. Это было естественно, смешно и талантливо!


Декорации замечательные: просто, со вкусом, их необыкновенно подчеркивает свет. Когда на сцене Клара, он красный, кажется, будто спустился в ад. Если на сцене городские жители, то подсветка белая, подчеркивает чистоту и невинность. Иногда все эти игрушечные домики играют разноцветными огнями, что тоже очень красиво.


Также хочется отметить работу композитора: музыка ненавязчивая, приятная. Когда показывают мирных жителей, она чистая, когда Клара приближается к ним, она становится немного фальшивой, периодически появляются полутона, а если эта женщина захватывает сцену, то музыка уже откровенно фальшивая, противная. Очень интересный художественный прием!


Несомненно, со своей работой мастерски справилась художник по костюмам. В начале пьесы было серо, но очень стильно, а потом настроение в городе менялось вместе с костюмами, они стали красочными и весьма экстравагантными, это было здорово. Также очень интересными (и откровенными) были некоторые наряды Клары.


В основном режиссерские приемы были стандартными: экран над сценой, трансляция видео… Это уже не ново. Претензию на оригинальность выдвинули две концовки. Получилось спорно, зал принял это с не очень большим вдохновением (шел пятый час спектакля…). Спектакль современный, поэтому, конечно, упоминались криптовалюта, селфи, Дональд Трамп, Илон Маск, Ким Чен Ын, причем не всегда к месту.


Зрителю, который хочет провести приятный вечер в театре, этот спектакль, скорее всего, не подойдет, его можно не понять, испугаться. Однако зрителю, любящему театр, особенно современные постановки, «Визит дамы», возможно, придется по вкусу.


Так что же это было? Оглушительный провал или невероятный успех?..

Старая дама наносит визит
3 ноября 2017 года
evge-chesnokov's блог
Столичный информационный портал


«Визит старой дамы» - пожалуй, самая востребованная театральной сценой пьеса Фридриха Дюрренматта. Да и в кинематографе этот практически хичкоковский сюжет не обошли вниманием режиссёры из США, Европы и даже африканского Сенегала. Интрига закручивается с появлением в небольшом городке шикарной леди, которая много лет назад была здесь предана, стала изгоем, но судьба заложила лихой вираж, превратив бывшую проститутку в обладательницу огромного состояния. Теперь она диктует условия, откуда-то с высоты дёргая за ниточки, к которым привязаны марионетки-горожане.


2 ноября «Электротеатр Станиславский» представил премьеру «Визит дамы» в постановке Олега Добровольского. Специально для РБ своим видением пьесы поделился режиссёр спектакля:

«Хотя пьеса написана Фридрихом Дюрренматтом в 1956 году, она, как это ни странно, на сегодняшний день актуальна не только для России, но и для всего мира. По сюжету, главная героиня приезжает в город, чтобы его переформатировать. Она сначала его изолирует, затем происходит некая адаптация под новый мир, а в итоге жители города сами решают убить главного героя ради миллиарда. Всё это напоминает то, что происходит сегодня в мире со странами, экономикой, культурой, - этот момент перехода в состояние неопределённости, то, что называют одним словом «кризис». Главная героиня приезжает в этот кризис и устанавливает свой порядок. Мы видим, как герои пьесы выбирают между подлинными чувствами и миром потребления, отдавая на заклание свою душу. Главный герой далеко не праведник, он грешник, но в какой-то момент с ним происходит метаморфоза преображения - он кается.


У нас есть сюрприз для зрителей: мы сделали продолжение, как будто Дюрренматт был бы жив и дописал бы пьесу в наше время. Мы делаем альтернативный финал спектакля. А что будет после смерти? Так что, дорогие зрители, вы можете узнать, есть ли жизнь после смерти, что такое переформатизация общества, что такое покаяние и прощение. А слоган нашего спектакля «Любовь спасёт мир».