Персональный сайт Бориса Юхананова
21.11.2017 | Новость

17 ноября в рамках проекта «Архивирование будущего» состоялась презентация персонального сайта Бориса Юхананова. Сайт родился из идеи сохранить и соединить в единое целое архив теоретического и практического багажа режиссера, охватывающий больше тридцати лет напряженной и чрезвычайно разнообразной деятельности. Автором идеи и разработчиком сайта выступил известный фотограф Андрей Безукладников.
Адрес сайта: https://borisyukhananov.ru/


Андрей Безукладников:

В моей творческой жизни есть два направления: фотография и интернет. Заряд для занятий и тем, и другим я получил еще в детстве – от коллекционирования кактусов. Я их начал фотографировать потому, что они цветут один-два дня и хочется запечатлеть этот момент, чтоб потом любоваться. Кактусы дали мне и любовь к фотографии, и понимание красоты необычной формы. А также – интерес к морфологии и классификации: отсюда и структура сайта, похожая на классификацию не только кактусов, но на любую, с видами, подвидами, вариантами, составляющими целый мир.

Потом, когда появился интернет, мне стало понятно, что этим очень интересно заниматься, и я начал делать сайты. Первым был «Фотографер ру» (крупнейший сайт фотографии в России). Делая его вместе с одним программистом, мы так и не выросли ни в какую суперструктуру, потому что главная основа моей жизни – свобода. А человек свободен только тогда, когда у него ничего нет. Это существует параллельно моей работе в театре.

30 лет назад мы познакомились и подружились с Борисом Юханановым. И когда он позвонил мне и сказал, что получил театр, и пригласил меня сюда заниматься творчеством, я был счастлив, потому что в течение года думал: помнят меня или нет? Первым я снял спектакль Теодороса Терзопулоса «Вакханки», потом – «Синюю птицу» Юхананова.

К тому времени, когда я пришел в театр, у меня уже был 10-летний опыт создания сайтов. Я не программист, многих вещей не понимаю, но главная моя мысль была – нужно задействовать архив, то есть показать Бориса Юхананова во всем его великолепии. Я спросил – а где, собственно, архив? И мне ответили, что архив не просто сохранен, но классифицирован и разложен по полочкам. Теперь, когда персональный сайт Юхананова почти готов, я, изучив сайты мировых режиссеров, понимаю, что это – лучший режиссерский сайт в мире.


Борис Юхананов:

Надо признаться, Андрей – один из ярких представителей андеграунда 80-х годов, среди его учеников, например, фотограф Игорь Мухин. Андрей снимал всю эту тусовку 80-х, в нужный момент появляясь с фотоаппаратом в нужном месте. Потом я обратил на него внимание Анатолия Васильева, и на пике популярности «Школы драматического искусства» Андрей там работал и даже получил мастерскую.

В частности, Андрей зафиксировал спектакль «Наблюдатель» как ни один фотограф зафиксировать не мог – это поразительная серия снимков, запечатлевшая важнейшую для истории новейшего театра и по-настоящему не раскрытую вещь. «Наблюдатель» задумывался как встреча двух континентов – традиционного театра и нового, поколенчески, формально и смыслово не похожего ни на что предыдущее. Мы должны были зайти в Театр им. Моссовета и сделать в нем спектакль о рок-музыкантах, которые в этот момент были запрещенными. Артисты должны были превратиться в рок-музыкантов и играть на установках, но театр тянул и с покупкой установки, и в целом. Там участвовали Андрей Сергеев, Людмила Дребнева, Игорь Кечаев, драматург Алексей Шипенко, актер по образованию. Мы репетировали год, а когда Васильев получил театр, то первым его решением было забрать у Хомского весь этот процесс, он купил чешскую установку и гитары, и мы начали репетировать.

К этому моменту я был укоренен в андеграунде и базировался в Питере, где нас уже выгнали из ДК Молодежи за спектакль «Хохороны» и эстетическую несовместимость. Я взял группу «Оберманекен», верхушку «Театра-Театра» и предложил артистам театра Моссовета участвовать в этом – в итоге, скажем, Люда Дребнева осталась в «Школе драматического искусства».

Нас засылают в кинотеатр «Уран», который в этот момент частично, но получил Васильев. На первом этаже «Урана» сидела контора по обтачиванию надгробий. А на втором мы бомбили уши этой конторе, пока они не выдержали и не свалили оттуда – тем самым мы отвоевали это пространство для театра Васильева.

Дальше там начался ремонт, и мы переместились в квартиру 4. А образом этого спектакля как раз и были квартирники, в формате которых и жила тогда рок-музыка: кто-то приглашал Кинчева или Гребенщикова, люди скидывались, все это было тайно, и на 60-100 человек в акустическом варианте давался концерт. Все балдели, пили, радовались, любили и жили. Питерский рок-клуб, сильно пропитанный кагебешным интересом, тоже делал такие концерты, московский – тоже, но сильно меньше.

Все это мы отразили в спектакле, несколько раз переписывая с Алексеем Шипенко пьесу и расширяя ее до личных воспоминаний.

Вот с этого момента Андрей Безукладников и поселился там, снимая не только андеграунда, но и приглядываясь к театру. Туда уже приходили люди, смотрели первые показы – это был огромный спектакль. Мы провели с Александром Башлачевым интервью для спектакля, которое оказалось последним – через год он выбросился из окна в Питере.

Премьера «Наблюдателя» состоялась в западном Берлине, куда васильевский театр выехал на гастроли, и мы оказались в полуторатысячном зале зала «Метрополь», известном тем, что в нем выступал Рейнхардт и проходили дискотеки с участием мегазвезд. Васильев мне сказал, что его нужно сократить, а как я могу сократить еще не родившийся спектакль? Тогда я решил сыграть его в противоходе – то есть прыгая, как лягушка, от конца к началу. Я попросил, чтоб немецкая переводчица Андреа Гоцци приехала и репетировала вместе с нами – в итоге она живьем переводила и одновременно давала комментарии. Нам аплодировали 20 минут, и я был на грани большого международного резонанса. Но ничего не произошло, потому что мы поссорились с Васильевым. Спектакль не вышел, о чем Васильев горюет, потому что «Наблюдатель» подхватывал линию «Взрослой дочери молодого человека», а для меня являлся выходом важнейшего поколения из подполья. Кроме того – это была работа с новейшей драматургией и с тем, что происходило в настоящем времени, то есть было очень живым процессом.

Так получилось, что Андрей фиксировал этот процесс на протяжении полутора лет, с 1986 по 1987, – и это было нашим первым фундаментальным сотворчеством.