Владимир Космачевский
Режиссёр

«Думаю, сочинительство, сочинение спектакля, а не постановка пьесы, – это самое интересное». (Владимир Космачевский)

Владимир Космачевский окончил Мастерскую Петра Фоменко (ГИТИС, 1983 – 1988).

С конца 1980-х ставит в московском театре «Драматург» («Эти губы и глаза зеленые» по Д. Сэлинджеру), Владимирском и Ивановском областных драматических театрах.

В начале 1990-х становится участником «Творческих мастерских», учрежденных СТД РФ в 1987 году как альтернативное пространство для молодых, еще пока не известных режиссеров, в котором они могли бы сочинять спектакли в свободе от репертуарных театров. Из «Мастерских» вышло целое поколение режиссеров, радикально менявших ландшафт российского театра: Клим, Александр Пономарев, Владимир Мирзоев, Валерий Саркисов; здесь дебютировала поэтическая группа «Альманах» (Михаил Айзенберг, Сергей Гандлевский, Тимур Кибиров, Лев Рубинштейн, Дмитрий А. Пригов). Недолго просуществовавшие «Мастерские» собрали вокруг себя тех, кто, по выражению критика Александра Соколянского, «сходным образом ощущал свойства времени, <…> кто не просто радовался «тектоническому сдвигу», но почувствовал необходимость уйти в некое свободное, необжитое пространство – отдалиться и зачураться от «торопливой жадности»*.

Владимир Космачевский – один из тех искателей свободы и необжитого пространства, который, попав в «Мастерские», сделал подряд несколько спектаклей или – в духе терминологической вертикали времени – изобрел 33 «модели» спектакля.

Вот некоторые из них, в полноте и единстве метода и названий:

- «Развернутая игровая модель №…» (1991, автор спектакля Владимир Космачевский);

- Открытый спектакль по пьесе Жана Ануя «Подвал» (1992, художник Юрий Хариков);

- Проект «Поль Клодель – неизвестный классик» (с 1993 – семинары, творческие актерские лаборатории, выездные сессии, мини-спектакли-импровизации, этюды и перформансы);

- Три версии спектакля «Атласный башмачок» по Полю Клоделю (1993 – День первый, День второй, День третий).

Идея театра в «вечном становлении»**, которую исповедовали товарищи Космачевского по «Мастерским» (Клим, в частности), растворилась в испытаниях середины 1990-х – кто-то уехал, как Мирзоев, кто-то осел в подвалах, кто-то пытался, но безуспешно, взаимодействовать со стационарным театром.

Владимир Космачевский ставит в Тильзите «Дядю Ваню» (1995), сотрудничает с бельгийским театром «Нью-Порт» (исследует театр в трех направлениях: а) «Театр как фундаментальный инфантилизм», б) «Театр как фундаментальный дилетантизм», в) «Театр как фундаментальная наука»); на рубеже 1990-х-2000-х работает в архангельском Молодежном театре, пензенским Драматическим театром, московском «Апарте» (лаборатория «Обретение перспективы» связана с пьесой Клоделя «Благовещение»). А в 2005 объявляет о приостановлении режиссерской практики и закрывает все действующие проекты. Пять лет – с 2005 по 2010 – преподает актерское мастерство и режиссуру в Московском государственном институте культуры.

Спектаклем «Перед заходом» по пьесе Герхарта Гауптмана Владимир Космачевский возвращается на карту современного российского театра. Благодарно откликнувшись на предложение Электротеатра Станиславский, режиссер оценил открытость художественного руководителя театра Бориса Юхананова «другому». Этим «другим» в ситуации Космачевский считает себя, художника, за плечами которого – школа выдающегося мастера, непростая поколенческая судьба и опыт свободного сочинительства.

*Соколянский А. Грубый идол труда, или 1957// Театр. 2010. № 1.

http://oteatre.info/gruby-idol-truda-ili-1957/

**Карась А. Клим: нулевой ритуал// Театр. 2013. № 11-12.

http://oteatre.info/klim-nulevoj-ritual/