Дорогие зрители!
С 21 по 23 сентября в фойе Электротеатра проходит композиторская лаборатория Micromusiclab композитора Дмитрия Курляндского и Московского ансамбля современной музыки. Чтобы тридцать композиторов и исполнителей спокойно репетировали, мы вынуждены на время закрыть фойе.
Результат работы лаборатории можно увидеть и услышать 23 сентября, в 15:00. Вход по регистрации.
График работы фойе для зрителей:
21 сентября с 16:30 до 22:00
22 сентября с 11:00 до 16:30 и с 20:00 до 22:00
23 сентября с 17:30 до 22:00

 

Первый сверленыш увидел свет

12 июня 2015

Премьера оперного сериала в пяти эпизодах и шести композиторах

Текст: Марина Гайкович, зав. отделом культуры «Независимой газеты»

В Электротеатре «Станиславский» прошла премьера первого эпизода оперного сериала «Сверлийцы». Всего в цикле пять частей, их представление растянется на целый месяц. После «Синей птицы» (всего три вечера) Электротеатр выходит в лидеры сезона как минимум по части сочинения театральных макроформ.

«Ноги» у «Сверлийцев», если говорить об источниках из области музыкальной литературы (у собственно текста корни скорее всего иные), растут из Вагнера: музыкальный руководитель Электротеатра и автор первой части сериала Дмитрий Курляндский так и говорит — на месяц мы станем своего рода Байройтом. Параллели с «Кольцом нибелунга» (сознательные или нет) есть даже музыкальные — так, последняя часть, написанная композитором Владимиром Ранневым, заканчивается, как сказал сам автор на встрече с публикой, получасовым звучанием ми-бемоля. Примерно так же и у Вагнера, с поправкой на XIX век, конечно. Да, собственно, и Курляндский тоже работает в духе знаменитого вступления к «Золоту Рейна» (с тем самым, где очень долго звучит ми-бемоль мажорное трезвучие).

Впрочем, что будет у Раннева, мы услышим в июле — а вот Курляндский в некотором смысле тоже работает в духе тетралогии: инициация вагнеровского мифа происходит из мажорного трезвучия, сверлийского — из квинты и «гуляющих» обертонов, своеобразной монотемы, или мономатерии, которую композитор виртуозно формирует в течение часа. Небольшой инструментальный (Questa musica) и вокальный (N’Caget) ансамбли под управлением Филиппа Чижевского, большей частью на пиано, очень тихо и нежно производят парящее, словно хрустальное, облако звуков. Сам Курляндский сказал, что при сочинении этой оперы ему пришлось в некоторой степени отказаться от себя, от своего творческого «я». Но в действительности три последние оперные его сочинения («Астероид 62», «Носферату» и «Сверлийцы») при внешней разности музыкального языка обнаруживают одну общую черту: эти партитуры способны захватить и растворить в себе слушателя (при условии, что он сидит в удобном кресле, а не стоит на балконе, вытянув шею), так что даже мудреный текст Бориса Юхананова (автора романа-оперы «Сверлийцев», он же — режиссер спектакля) в какой-то момент начинаешь воспринимать не как носитель смысла, а как часть звучащего тела.

Тема первой оперы — одновременно гибель и возрождение цивилизации сверлийцев, способной существовать и в настоящем, и в прошедшем, и в грядущем. Это и философия, фэнтези, и средневековая сага, правда, с неким оттенком авторской иронии к своему же тексту. Так, выполнит ли рожденный сын царя Упыря и царицы Лядищи свое предназначение, мы так и не узнаем, Юхананов, по его же собственным словам, концентрируется не на последовательном изложении сюжета, а на важных для понимания сверлийского мира ритуалах.

Постановка первой части, собственно, как и музыка, довольно статична и очень колоритна (художник): на видеостене пестрое лоскутное одеяло, где угадываются приметы европейской архитектуры (Венеция и Санкт-Петербург, по мысли автора, — города-прообразы Сверлии), перевозчики во времени, сверлийские Хароны, на гондолах транспортируют соотечественников сквозь пространственные каналы — сверлийцы могут сообщаться с Землей. В это время маленький принц, чей плач мы слышим в самом начале оперы, постигает свою миссию через рассказ отца.

Что будет дальше — узнаем: ближайшая серия пройдет 15 и 16 июня (Борис Филановский), за ней, тоже по понедельникам и вторникам, — сочинения Алексея Сюмака, Сергея Невского и Алексея Сысоева (Четвертый эпизод был отдан двум композиторам) и Владимира Раннева.

ссылка на материал

Поделиться: