Уважаемые зрители!
Театральное фойе и бар будут закрыты для посещения с 18 по 23 июня на монтаж и показы спектакля «Человеческое использование человеческих существ» Ромео Кастеллуччи.

Со второй половины дня 23 июня фойе возобновит работу обычном режиме.

 

Сцена из спектакля «Исповедь молодого человека». На фото: Михаил Янушкевич (Аркадий), Владимир Анисько (Версилов)

Исповедь молодого человека

Инсценировка по роману Ф. Достоевского «Подросток»
Режиссер: Михаил Резникович
Поделиться:

Премьера состоялась 26 сентября 1969 года.

Инсценировка и постановка: Михаил Резникович
Сценография: Давид Боровский

Появление инсценировки романа Достоевского было закономерным для периода активного интереса к «реабилитированному» в оттепель писателю и оценивалось наряду с вышедшими в том же году «Преступлением и наказанием» Завадского в Театре им. Моссовета, «Идиотом» в рижском Театре им. Райниса (ныне «Дайлес»). В спектакле Резниковича коллизии романа были уложены в форму рассказа-исповеди главного героя Аркадия – ищущего понимания и опоры во внешнем мире неврастеника-идеалиста из поколения «рассерженных» – и оформлены художником Боровским бесконечно сменяемыми ширмами. Несомненной удачей признали исполнение главной роли вчерашним студентом Школы-студии МХАТ Михаилом Янушкевичем, которому этот громкий дебют задал высокую профессиональную планку.

 

М. Резникович активно переносит на сцену повествовательные и публицистические элементы романа. Весь спектакль — это большой монолог-исповедь подростка. Его течение изредка прерывается игровыми моментами. С помощью все тех же ширм на сцене выгораживается пространство для встречи подростка с другими героями спектакля. Благодаря этому удачному композиционному приему сценическое время расходуется достаточно экономно. Одновременно сохраняется та стремительность, «калейдоскопичность» событий, которая так свойственна роману Достоевского. В ограничении и скупости бытовых аксессуаров угадывается стремление постановщика сосредоточить внимание зрителей не на внешнем, событийном действии, а на внутренней драме героев спектакля. С первой же сцены — вступительного монолога подростка — наше видение и восприятие сосредоточено на лицах актеров. Этому помогает театральный свет, точно передающий «рембрандтовский» характер освещения в романах Достоевского. Актеры и режиссура пытаются не только «угадать, что могло таиться в душе иного подростка тогдашнего смутного времени», но и показать трудный процесс нравственного роста несложившейся личности, историю неудавшейся попытки найти свой идеал вне общества.
Ракитина Л. На пути к Достоевскому // Театр. 1970. №1
М. Резникович активно переносит на сцену повествовательные и публицистические элементы романа. Весь спектакль — это большой монолог-исповедь подростка. Его течение изредка прерывается игровыми моментами. С помощью все тех же ширм на сцене выгораживается пространство для встречи подростка с другими героями спектакля. Благодаря этому удачному композиционному приему сценическое время расходуется достаточно экономно. Одновременно сохраняется та стремительность, «калейдоскопичность» событий, которая так свойственна роману Достоевского. В ограничении и скупости бытовых аксессуаров угадывается стремление постановщика сосредоточить внимание зрителей не на внешнем, событийном действии, а на внутренней драме героев спектакля. С первой же сцены — вступительного монолога подростка — наше видение и восприятие сосредоточено на лицах актеров. Этому помогает театральный свет, точно передающий «рембрандтовский» характер освещения в романах Достоевского. Актеры и режиссура пытаются не только «угадать, что могло таиться в душе иного подростка тогдашнего смутного времени», но и показать трудный процесс нравственного роста несложившейся личности, историю неудавшейся попытки найти свой идеал вне общества.
Ракитина Л. На пути к Достоевскому // Театр. 1970. №1